Анатолий Жигулин. Больше многих других потрясений

Больше многих других потрясений,
Что отпущены щедрой судьбой,
Помню солнечный день предвесенний,
Помню город разрушенный мой.

Бело-розовый, зыбкий — от снега.
От кирпичных разрубленных стен, —
Он теснился до самого неба,
Словно в белом тумане летел.

Незнакомый, притихший, суровый —
Словно призрачный дымный погост…
А вдали золотился сосновый,
Наведенный саперами мост.

На ступенях знакомого спуска,
Ах, как сердце забилось тогда!
Вот и домик на улице узкой…
Но была за углом пустота…

Только виделись дальние дали —
Необычно, просторно, светло.
Только черные птицы летали
И поземкой с обрыва мело.

Тополей обгорелые руки.
Обнаженный пролет этажа…
В первый раз
Содрогнулась от муки
Защищенная детством душа.

 

1972

Городские истории из журнала Lighthouse

Людмила Николаева и Владимир Елецких с Воронежскими городскими легендами. Подземелья, барельефы, немецкие военнопленные, сталинский ампир и дома с мезонинами.

Воронежские легенды из журнала Lighthouse
Воронежские легенды из журнала Lighthouse
Воронежские легенды из журнала Lighthouse
Воронежские легенды из журнала Lighthouse

Литературная зарисовка про площадь Застава

Застава. Сто лет спустя произошло немного изменений. Разве что пивных лавок стало больше.

По статистике Воронежского губернского земства, в пору рождения А. Платонова Ямская слобода располагала 1216 десятинами надельной земли (1208 гектаров), в ней было 472 двора и проживало 3283 человека, на которых приходилось: одна церковно-приходская школа, два кафельных завода, шесть сапожных и три столярные мастерские, одна харчевня, два трактира, пятнадцать мелочных и три пивные лавки, один ренсковый (виноградных вин с Рейна) погреб.
Поселение окаймляли усадьбы помещицы Глазковой и дьякона Чуева, Вознесенское (Чугуновское) кладбище с церковью, постройки Товарищества русских мукомолов и паровых мукомольных мельниц, караулка Общества охотников конского бега, некогда заставный дом на Задонско-Воронежском шоссе да окраинные дома слободы Чижовки, где размещалась волостная власть Ямской, или, по-старому, становая квартира.

Цит. по. Васильев В.В. Андрей Платонов: Очерк жизни и творчества. — 2-е изд., испр., доп. — М.: Современник, 1990. — с. 3.

Анна Ахматова. Воронеж

И город весь стоит оледенелый.
Как под стеклом деревья, стены, снег.
По хрусталям я прохожу несмело.
Узорных санок так неверен бег.
А над Петром воронежским — воро́ны,
Да тополя́, и свод светло-зелёный,
Размытый, мутный, в солнечной пыли́,
И Куликовской битвой веют склоны
Могучей, победительной земли.
И тополя, как сдвинутые чаши,
Над нами сразу зазвенят сильней,
Как будто пьют за ликованье наше
На брачном пире тысячи гостей.

А в комнате опального поэта
Дежурят страх и Муза в свой черёд.
И ночь идёт,
Которая не ведает рассвета.

<4 марта 1936>
Анна Ахматова. Воронеж. 1936 год.
Анна Ахматова. Воронеж. 1936 год.

Военно-статистическое обозрение Воронежской губернии, 1850 год

Военно-статистическое обозрение Воронежской губернии, написано и издано генеральным штабом Российской империи в 1850 году. Содержит подробнейшие сведения об уездах, городах, сёлах и весях губернии, количестве населения, водоёмах, промышленности, образовании, религии…

Особое внимание уделеется мобилизационным возможностям губернии, возможным местам сбора войск, размещения штабов и проведения учений.

Военное обозрение Воронежской губернии
Военное обозрение Воронежской губернии